ВНИМАНИЕ! ИНДЕЙКИ АТАКУЮТ!

25 июня 2007, 18:15
Помните ооновскую гуманитарную программу «Нефть в обмен на продовольствие» в саддамовском, обложенном различными эмбарго Ираке? А Россия до сих пор так живет. Эмбарго и ООН здесь ни при чем. Мы экспортируем углеводороды и газ, а закупаем массу товаров, в том числе и продовольственных, в основном мясо и птицу. В сопоставимых цифрах. В 2005 году выручка «Газпрома» от экспорта газа в дальнее зарубежье составила 619,1 млрд. руб. По курсу на тот момент – около 22 млрд. долл. А импорт продовольствия в РФ в том же 2005м достиг 13 млрд. долл. Следовательно, мы успешно «проедаем» недра. В целом же, по данным Минсельхоза, треть продуктов на рынке страны импортные. И ситуация эта если и улучшилась в последнее время, то незначительно.

При этом эксперты утверждают, что при грамотном и промышленном подходе к делу рентабельность в отечественном сельском хозяйстве может быть выше, чем в нефтегазовой сфере. На рынке птичьего мяса она порой превышает 40%.

Ростовский мечтатель (антиобломов)

Жил-был человек. Ничто ему не мешало наслаждаться плодами трудов праведных. Ресторан, построенный вместе с друзьями, собственными руками, в центре города Шахты Ростовской области есть? Есть. Первый супермаркет в Северо-Кавказском регионе есть? Есть. Крупнейшая в области оптовая фирма по торговле алкогольной продукцией есть? Есть. Но, видимо, опыт стройбата времен армейской срочной службы и инженерно-механическое высшее образование сделали дело. Вадим Ванеев, ныне генеральный директор компании «Евродон», вновь ввязался в строительство. И по российским меркам – грандиозное.

В 2001 году в ванеевской голове прочно засела идея выращивать индеек. «На меня смотрели как на больного человека. Какая индейка? Посмотри – где индейки, а где Россия!» Долго пришлось ходить по банкирам, искали деньги. Собственных ресурсов на масштабный проект катастрофически не хватало. Счет идет на сотни и сотни миллионов рублей. Сначала партнерские отношения возникли с Внешторгбанком, потом перешли во Внешэкономбанк. И по сей день в стратегических планах компании ВЭБ занимает главное место. Интересно, что банк, который обычно финансирует проекты при условии наличия контрольного пакета в собственных руках, изменил правилам. Общий объем инвестиций составил 38,2 млн. евро.

Следующим этапом реализации проекта стали обучение, поиск и освоение передового зарубежного опыта. Ряд технологий заимствовали в Израиле, породу выбрали канадскую, присмотрелись к польской, английской и французской организации производства и сбыта. Знатоков сложной и малознакомой на российских просторах птицы собирали по всему СНГ. Евгения Хлопкова, главный технолог по переработке, – из Москвы, кореец Александр Пак, директор по производству, был «соблазнен» в Узбекистане. В Ростовском агроуниверситете уже начинают готовить специалистов для работы в перспективном бизнесе.

Результат – завершен первый этап строительства птицекомплекса мощностью 11,2 тыс. тонн мяса в год. Осенью прошлого года заработало производство по переработке мяса индейки, на выходе готовый к реализации продукт. В начале февраля совершили пробный пуск собственного завода по производству комбикормов. Все объекты построены «с нуля» и начинены самым передовым западным оборудованием.

Кто поддержит продовольственную независимость России?

Что является главным для успешного ведения бизнеса в России сегодня? Чтобы власти не мешали. С этим у Ванеева в Ростовской области все в порядке. Но что необходимо для благополучного старта такого мегапроекта? Содействие государства.

Например, проект вышел за рамки сметы, подорожал. 40 километров электросетей компании пришлось прокладывать самостоятельно. А еще тянуть газ, воду на каждый из десятка объектов, разбросанных по Октябрьскому району Ростовской области. Подводили дороги. Тогда почему не построили компактно? Ведь расходы на инфраструктуру были бы куда ниже. «Мировые стандарты биобезопасности. Объекты располагаются на расстоянии 2–5 км друг от друга. А случись инфекция, птица заболеет, и что, из-за одного случая все стадо под нож пускать? Так мы и карантин обеспечим, и у разбитого корыта не останемся», – констатирует Ванеев.

И когда приезжали западные партнеры, немцы-индюшатники схватились за головы: «Это все вы строили?!» – «Ну да. А у вас как?» – «Мы просто подключились и все…» Германским труженикам АПК об инфраструктуре думать не надо. Тебя подключают, и ты просто платишь за услуги, ватты и киловатты, кубометры и декалитры. Ты для энергосбытовых и газораспределительных компаний герр или там месье Потребитель. А о дорогах к объектам позаботятся местные власти – налоги от бизнеса совсем не лишними будут в казне.

Зато сегодня визиты высокопоставленных московских гостей на берега Дона редко обходятся без демонстрации ярко-синих птичников и производственных строений «Евродона». А генеральному директору Ванееву вовсе не жалко поделиться с властью славой самого высокотехнологичного предприятия агросектора. Вот включили в нацпроект «Развитие АПК» – замечательно! Как-никак, федеральный бюджет и область теперь компенсируют компании по ряду кредитов банковскую процентную ставку.

Прирученные динозавры

Некоторым породам бойцовых собак купируют уши. Чтобы в драке не повредили. Птенцам индейки, напротив, подрезают клювы. Иначе никак. «Агрессивная птица, – говорят птичники. – Расклевывать собратьев начинает на второй день после того, как вылупится из яйца». Оно и понятно – ДНК индейки на 100% совпадает с ДНК трицератопса – динозавра, населявшего территорию Земли 65 млн. лет назад. И при всей кровожадности птица чрезвычайно подвержена стрессам. При перевозке теряет в весе до 100 граммов. По поведению индейки мало отличаются от овец – такие же пугливые и стадные. Резкий хлопок может погубить половину стада.

Если в птичнике их не разделить перегородками, многотысячная толпа индюшек по какой-то внутренней команде метнется в одном направлении и создаст «ходынку» местного масштаба.

Любимая шутка Вадима Ванеева – зайти в птичник, где собраны к вывозу 3500 взрослых самцов, и громко скомандовать: «Здравствуйте, товарищи!» – и в ответ неизменно обрушивается дружный и оглушающий клекот индюков, переливающийся по всей 180метровой длине птицефермы. Просто смотр войск!

В инкубатор и к молодняку вход запрещен для всех – «С детьми работаем!». Наверное, это самая чистая работа в сельском хозяйстве. На всех фермах особые, космические медицинские требования. И к персоналу, и к подопечным. Душ, дезинфекция, свежевыстиранные комбинезоны на входе для каждого работника.

Удивительно – никакого запаха. Ни снаружи, ни внутри. Обычную птицеферму можно определить по «аромату» за три версты. А тут его нет, и все… И ни одного лишнего человека. Кажется, что птицефермы существуют сами по себе, без человеческого участия. Видеокамеры и компьютерный контроль всех объективных показателей – от температуры в птичнике до количества поступившего корма – выводятся на мониторы каждой птицефермы и дальше. Мониторы с этими данными настоятельно просят не снимать – уже есть свои ноу-хау, и возможным конкурентам подарки делать никто не собирается.

Из шахт в птичники

Руководство всеми объектами осуществляется из офиса в шахтерском городке Каменоломни. И основа работников «Евродона» отсюда же. 600 рабочих мест в депрессивном городке – это не шутка. Шахты стоят, работы нет. Здоровенные мужики на рынках себя не нашли, многие оставили семьи и отправились искать лучшей шахтерской доли в другие регионы страны.

А в цехе переработки как раз нужны крепкие руки – 22 тонны 30килограммовых тушек индюков подвешивает за смену на крюки рабочий в самом начале конвейера. Дальше тушка худеет – «полугрудки», каждая по 4 килограмма, в одну сторону, крылья в другую… В дело идет даже остов, скелет – перемалывается в костную муку и добавляется в комбикорма.

Строитель и ресторатор Вадим Ванеев не скрывает желания и здесь стать первым, но масштаб уже не областной, а, скорее, континентальный. В планах занять 90% российского рынка и начать экспансию в Европу. 210 тыс. тонн мяса «на выходе» – самое позднее к 2011 году! И тогда Россия торжественно вступит в элитный клуб мировых производителей индюшатины. А на мировом рынке уже появился новый бренд – «Индолина».

Конкурентов у ростовской индейки много, те же бразильцы. «Бразильская птица выращена на сое. Наша на зерне. И у евродоновской индейки вкус другой, благородный. Это отмечают рестораторы», – горячится Виталий Суховеев. Конкурировать, конечно, с бразильцами трудно – у них нет зимы, газ для отопления не нужен. Кормовая база круглогодичная. Зато Ростовская область зерном не обижена. А в ближайшее время будут строить собственный завод по производству сэндвич-панелей, из которых возведены все сооружения компании. Импортные обошлись дорого. Производство на месте сэкономит средства при строительстве второй очереди мегакомплекса и позволит получать дополнительную прибыль при продаже панелей «на сторону». В планах – довести количество рабочих мест в компании до 1500.

Аргументы недели

Также в разделе:

«Евродон» за 11месяцев 2016г. нарастил объемы производства на 50%...

«Индолина» (ТМ «Евродон») – лучший товар России и победитель других всероссийских конкурсов...

На 6% увеличилось производство мяса на Дону за 9 месяцев...

В Ростовскую область завезли почти 9 тонн мяса с вирусом АЧС...

«Евродон-Юг» начал поставлять на рынок новую продукцию...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.